Федор Ильич

Фамилия Бабурченков
Имя Федор
Отчество Ильич
Дата рождения/Возраст __.__.1910
Место рождения Смоленская обл., Руднянский р-н, д. Лопаны
Дата и место призыва 23.10.1943, Руднянский РВК, Смоленская обл., Руднянский рн
Последнее место службы пулеметчик, 367 Смоленский отдельный пулеметно-артиллерийский батальон 152 Можайского УР, который после освобождения Ярцево(16.09.43г.) входил в 31 армию Западного фронта. с 27.02.43 по 27.05.44 ком 31 армии г/м Глуздовский, Западный фронт (с 27.04.44 -3 Белорусский) — г/п Соколовский
Воинское звание рядовой
Причина выбытия убит
Дата выбытия 13.03.1944
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 18002
Номер дела источника информации 263

рядовой, пулеметчик, б/п, южн.д.Иструбище 200мт Лиозненского р-на Витебской обл. остался на территории занятой немцами

фёдор ильич

иструбище

жена Александра Алексеевна Смол.обл.,Руднянск. р-н, Касенковский с/с, д.Перелупка

Бобурченков Федор Ильич
Дата рождения/Возраст __.__.1910
Воинское звание рядовой
Дата смерти 13.03.1944

Место перезахоронения Лиозненский р-н, Бабиновичский с/с, северо-западная часть окраины д. Бабиновичи
перезахоронения производились в 1947-1950гг, всего 6 братских могил, 910 известных, 399 неизвестных

свадьба 1930г

2 марта 1944г УР вывели на передовую и он сменил обескровленную за 12 дней попыток наступления из болот на укреплённые высоты 251-ю стрелковую дивизию (В ночь на 21 февраля 1944г. 251-я СД сдала свой участок обороны 331-й и 88-й СД и вышла в резерв командующего. Она совершает марш по маршруту Редьки — Большое Тхорево — лес западнее Заволицы — Дубровка — Вояры и проводит дневку в лесу юго-восточней Пативо. После марша части дивизии в районе севернее Глушково занимают первые траншеи, отвоёванные у противника частями 220-й СД, позиции артиллерии располагаются севернее Фомино.

23 февраля в 00ч дивизия вступает в тяжёлый бой. Перейдя в наступление, части дивизии отразили по 3 -5 контратак противника и достигли рубежа западнее большака Бабиновичи — Бодвинка, но были остановлены сильным огнём из всех видов оружия. На следующий день дивизия вела бои за овладение населёнными пунктами Вишни, Шарово, Воспинцы, Рыжики, Бабиновичи. Опять было отражено несколько контратак противника, поддерживаемых танками и артиллерией. Враг потерял до 500 единиц живой силы, орудие, 12 пулемётов, 2 ружья ПТО, 8 пулемётных точек и 2 блиндажа. 256-я пехотная дивизия немцев, получив подкрепление пехотой и 20 танками, яростно контратакует и упорно обороняет участок от западной окраины Вишни до рубежа западнее Воспинцы. На рассвете 26 февраля батальону противника силами до 400 человек удалось прорваться на стыке 927-го и 919-го полков и установить временный контроль над переправой через Черницу в районе Глушково. Враг был окружён и уничтожен силами дивизионного резерва — учебной и снайперской ротами и лыжным батальоном. Артиллерия противника силами до полка и 6 6-тиствольных миномётов вели массированные обстрелы боевых порядков нашей дивизии. 923-й полк отразил 3 контратаки силами до батальона каждая, 927-й СП — 2 контратаки силой до двух рот. 919-й СП, ведя бои с просочившимся противником, воспрепятствовал безнаказанному отходу батальона гитлеровцев. Прицельным огнём 789-го АП уничтожено 75-тимиллиметровое орудие, станковый пулемёт с расчётом, подавлен огонь двух миномётных батарей, рассеяно и частично уничтожено до 120 солдат и офицеров. 309-й ПТД огнём прямой наводкой разбил блиндаж, 2 пулемётные точки, огнём ПТО и ПТР подбил 7 танков, уничтожил до 20 вражеских солдат.

В последующие дни атаки врага отражались с большими для него потерями, артиллерийско-миномётный огонь противника жестоко подавлялся, и вскоре он прекратился.

По приказу штаба 31-й Армии 27 февраля дивизия перешла к обороне на рубеже восточнее Иструбище — севернее Воспинцы. За время боёв противник потерял свыше 11500??? солдат и офицеров, 14 станковых и 27 ручных пулемётов, 2 орудия ПТО, 3 миномёта, 7 танков и 4 автомашины. Подавлена 21 пулемётная точка, 5 миномётных батарей, 4 артиллерийских батареи. Наши потери: убито 366, ранено 1342 человека. В АШР убито 89 и ранено 183 человека.

В ночь на 2 марта дивизия сдала свои участки обороны 152-му укрепрайону и вошла в состав 52-го стрелкового корпуса 33-й Армии. До 16 апреля 251-я СД располагается во втором эшелоне за 352-й и 53-й СД в районе Карповичи, Зазыбы, Кузьменцы, Подгорно против 299-й пехотной дивизии гитлеровцев.) http://www.pobeda.witebsk.by/land/bp/251sd/

Позже стали известны причины ситуации, сложившейся на Западном фронте, оценка которой содержится в выводах Генштаба Советской Армии. Западный фронт осенью не добился в районе Витебска и Орши ощутимых успехов, но дорого заплатил за них. В ходе боёв выяснилось, что белорусский «балкон», как его назвали немцы, обороняется прочно. Анализ боевых действий фронта показал, что главная причина наших неудач заключалась не только в мощности вражеской обороны, но и в грубейших нарушениях правил организации наступления, допущенных нашими штабами. Войска фронта испытывали острый недостаток в боеприпасах и горючем, манёвр был крайне затруднён из-за малого количества рокадных дорог. Переход к временной обороне был вынужденной, но единственно правильной мерой. Верховный главком Сталин с решением Генерального штаба вначале не согласился, считая возможным продолжать наступление. Но по настоянию Жукова директива о переходе к временной обороне была отдана.

Самым большим секретом Красной армии был никакой не Ржев, а стучания лбом в ГА «Центр» зимой 1943-44 гг. Этот период «Западного фронта без перемен» секретили больше всего. http://www.pobeda.witebsk.by/land/epizode/33a_analitik/

Во второй половине 1943 и в начале 1944 года (с сентября 1943 по март 1944 года) 33 армия во взаимодействии с другими армиями Западного фронта, провела пять основных наступательных операций (и много промежуточных операций) с задачей прорвать оборону противника и овладеть сначала Оршей (при действии восточнее Орша), а затем городом Витебск (при действиях юго-восточнее Витебск).

С большим рвением и желанием подавляющее большинство генералов и офицеров армии взяли на себя эту миссию, но понеся колоссальные потери, желаемых результатов не добились. За этот период 33 армия потеряла только убитыми 20975 человек, а всего потеряла убитыми, ранеными и пропавшими без вести 103 011 человек, в том числе убито 3 и ранен 1 командиров дивизий, убито и ранено 8 заместителей командиров и начальников штабов дивизий, 38 командиров полков и их заместителей, 174 командира батальонов, за этот же период армия потеряла 419 танков и 60 самоходных орудий сожженными и разбитыми артиллерией и авиацией противника непосредственно на поле боя; при неудачном вводе для развития успеха понес большие потери и приведен в небоеспособное состояние 2-й гв. Тацинский танковый корпус.

На подготовку каждой из указанных операций отводилось от 5 до 10 суток, длительность операций была от 5 до 22 суток.

Оборона противника прорывалась на фронте от 4,8 км до 9 км, каждой наступающей в первом эшелоне дивизии давалась полоса от 1 до 2 км по фронту. Плотность артиллерии в каждой из проведенных операций составляла от 126 до 206 орудий на 1 км фронта (без учета 45-мм орудий, орудий ПА и 82-мм минометов).
Израсходовано всего 1 801 600 снарядов и мин.

В результате тяжелых и длительных боев, сопровождаемых большими потерями, армия имела продвижение от 2 до 13 км в глубину обороны противника, а в некоторых операциях продвижения совсем не имела.

В чем же основные причины неуспехов, приведших к срыву неплохо задуманных операций и к большим потерям в живой силе и технике и желаемых результатов.

1) Первой и основной причиной являлось то, что силы и средства расходовались по мелочам, вместо серьезного и сокрушительного удара противнику наносились «булавочные уколы», от которых он очень быстро оправлялся, материальные средства расходовались также по мелочам, частями и серьезного результата дать не могли.

2) Недостатки в планировании, подготовке и проведении операций. При планировании предстоящих операций фронт указывал армии состав привлекаемых сил и участок прорыва. Место прорыва определялось лишь исходя из конфигурации фронта без учета условий местности. Полоса армии и участок прорыва определялись Командующим фронтом и были настолько узки, что исключали всякий выбор удобной для прорыва местности Командармом. Кроме того, узкий фронт прорыва (4-6 км) ставил под перекрестный и фланкирующий прицельный огонь всех видов оружия врага вклинившиеся в его оборону наши наступающие части. Это одна из важных причин неуспеха и больших потерь. Ширина полосы наступления дивизиям главного удара давалась от 1 до 2 км, боевой порядок дивизии, как правило, глубоко эшелонировался и дивизии почти всегда атаковали вначале двумя батальонами, а затем последовательно вводились в бой остальные подразделения, то есть дивизии вводились в бой по-батальонно. При этих условиях ни мощь огня, ни ударная сила дивизии одновременно не использовалась, а расходовалась по частям. В большинстве случаев в бою фактически принимали участие лишь передовые батальоны, а остальные части дивизии, эшелонированные в глубину, рассеивались артогнем противника еще до подхода к переднему краю его обороны, нес большие потери они полностью теряли свою боевую способность.

Ваш приказ № 306 о новых боевых порядках в армии не выполнялся и командующий армии его значения и выгодности новых боевых порядков или не понимал, или не признавал (речь идет о бывшем Командарме Генерал-полковнике Гордове).

Операции, как правило, готовились поспешно, разведать оборону противника как следует никогда не удавалось (фотосхемы часто получались за 1-2 суток до начала операции, а часто и в день начала операции).

Войска вводились в бой с неосвоенным и необученным пополнением составляющим основную массу состава боевых подразделений. Офицерский состав принимал подразделения на ходу и шел с ним в бой, не зная подчиненных ему людей, которые также не знали своих офицеров.

Дивизии вступали в бой полувооруженными: автоматического оружия имели мало, станковых пулеметов каждая дивизия имела от 16 до 30 штук, к ручным пулеметам и автоматам имелось по одному магазину.

Если учесть, что большинство бойцов было вооружено винтовками и этим, и без того малым количеством автоматики, люди владели плохо, то станет ясно, что огнавая мощь дивизии была крайне низка.

Эти обстоятельства и неразумное боевое использование артилллерии, как мы укажем ниже, создавали условия, при которых взаимодействие родов войск на поле боя совершенно отсутствовало. Стреляла артиллерия — пехота лежала, пехота поднималась в атаку — артиллерия прекращала огонь и молчала.

Необученные подразделения и офицеры никаких маневров на поле боя не предпринимали, а ложились под огнем противника и давали себя истреблять, [неразб] тем самым врага, который получал удовлетворение, безнаказанно расстреливая нашу лежащую пехоту, которая ко всему про чему, даже не имела лопат для окапывания. За один-два дня боя наступающая дивизия теряла почти всю свою пехоту и результатов не добивалась. В полках оставалось пехоты по 10-15 человек, а высокие начальники все требовали наступления и с нетерпением ждали результатов. Потери в живой силе были главным образом от артминометного огня противника. Это подтверждается тем, что из всего числа раненных, на осколочные ранения приходится от 70 до 90 %.

С физическими свойствами человека у нас никто не считался и люди до оцепенения лежали под огнем противника на поле боя и становились совсем недеятельными и безразличными.

3) В нашей практике боевого применения артиллерии существует вредная и неграмотная тенденцяи — считать плотность артиллерийских средств по количеству орудий (стволов) на километр фронта, а не пол количеству предназначенных для расхода боеприпасов.

Ради этого к фронту прорыва стягивалось большое количество артиллерийских частей и соединений, ради этого до предела суживались фронт прорыва и полосы наступления дивизий. Снарядов же отпускалось в начальный период операции от 1 до 1,5 б/к, которые могли быть эффективно выпущены в четыре-пять раз меньшим количеством артиллерии. Сокращение же количества поддерживающих дивизию артиллерийских частей и сих сложными средствами управления, за счет увеличения расхода боеприпасов на каждое орудие, гораздо упростило бы организацию взаимодействия и управления войсками в динамике боя и повысило бы эффективность огня.

Продолжительность и порядок артиллерийской подготовки определялись не по какому-либо обоснованному расчету, исходя из характера обороны противника, количества имеющихся артиллерийских средств и отпускаемого лимита боеприпасов, а просто случайно, по избитому и изученному противником шаблону (начало артподготовки, как правило, обозначалось залпом «РС», затем от нескольких десятков минут, до часа-полтора проводился так называемый период «разрушения», хотя никто из артиллеристов не знал, что он собственно, должен разрушить и есть ли что разрушать. Затем проводился 10-20 минутный огневой налет по переднему краю обороны противника и артиллерия стрельбу, как правило, прекращала, а пехота начинала атаковать).

Работа артиллерии строилась так, что наша артиллерия, на нашем участке фронта, никогда не могла подавить артиллерию противника, а последняя, выбрав удобный момент обрушивалась на нашу пехоту на заранее пристрелянных рубежах и почти полностью истребляла ее. В самые ответственные периоды на поле боя господствовал огонь противника (обороняющегося), а не наш (наступавших). Борться с танками и самоходными орудиями противника артиллерия нашей армии оказалась почти неспособной. Делались попытки с наступающими ротами тянуть на руках орудия прямой наводки, но они всегда отставали, часто выводились из строя огнем противника и эффекта не давали.

4) Практическая подготовка предстоящих операций проводилась очень неумело, на виду у противника: за несколько дней до начала операции на передний край (на участке прорыва) ставились предназначенные для прорыва войска, а затем, в течение нескольких дней, накапливались материальные средства. Следовало бы делать как раз наоборот: сначала накопить материальные средства, разведать оборону противника, поставить на позиции и подготовить артиллерию, а войска вывести в исходное положение не ранее как за сутки до начала атаки. Это одна из важных гарантий внезапности.

Можно было бы привести очень много фактов, подтверждающих изложенные выше положения, но я считаю, что этом письме делать это не целесообразно.

Цель моего письма доложить Вам некоторые важные причины, являющиеся основным препятствием к успешному выполнению проводимых 33 армией операций.

Среди некоторых руководящих работников нашей армии существует мнение, что на фоне общей стратегической обстановки мы не могли иметь времени и возможности для серьезной подготовки и достаточного материального обеспечения проводимых операций и что мы вполне добились цели, которая перед нами ставилась, сковывая противника перед нашим фронтом, не допуская переброски его сил на юг, где ведутся операции широкого масштаба. Такое мнение мне кажется неправильным и я с ним не согласен.

Простой подсчет показывает, что с затраченными в течение описанного периода на Западном фронте силами и средствами можно было провести одну или две серьезных и хорошо подготовленных операции, прорвать фронт обороны противника по крайней мере на 20-30 км фронта, развить успех и не только сковать противника, а освободить большу территорию и, или притянуть значительную часть сил противника с других направлений, или вследствие больших поражений вынудить его к оперативному отходу.
Неуспехи же проведенных операций можно объяснить исключительно неумелым и примитивным их планированием, подготовкой и практическим проведением. Ни масштаб операций, ни способ их подготовки и проведения не соответствовали целям, которые ставились.

В настоящем письме я не задаюсь целью обвинить кого бы то ни было и не имею в виду собрать все плохое в один котел, чтобы предъявить кому-либо обвинения (хотя это тое сделать было-бы необходимо), я считаю своим долгом отметить основное, что являлось плохим и нецелесообразным в проведенных боевых действиях 33 армией, для того, чтобы в будущем не допускать подобных недочетов. А все отмеченные выше недочеты у нас вольно или невольно повторяются и сейчас: дивизии, доведенные до трехтысячного состава, упорно толкаются в атаку почти безо всякого артиллерийского обеспечения.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Считаю целесообразным:
1) Запретить попытки прорыва обороны противника меньше чем на 12-ти километровом фронте, то-есть на таком фронте, который позволяет подвергать прострелу фланкирующим и косоприцельным огнем противника всю полосу прорыва.

2) Дивизии, доведенные до 4,5 тысячной численности и меньше, из боя выводить на доукомплектование, как небоеспособные.

3) Дивизиям, получившие пополнение более 50 % общего состава боевых подразделений, на обучение и сколачивание давать не менее 30 суток.

4) С целью экономии нашей пехоты, боев, которые не обеспечиваются достаточным количеством боеприпасов для подавления артиллерии и минометов противника, в светлое время не проводить.

5) Намеченную для проведения операцию подробно планировать не ниже как в штабе фронта, что даст возможность большего выбора удобной местности, участка прорыва и сосредоточения тех средств, которые необходимы (в масштабе армии часто этого сделать нельзя).

6) Боевые порядки пехоты, при прорыве полевой обороны противника, строить в строгом соответствии с Вашим приказом № 306 о новых боевых порядках. Запретить (в первую очередь командармам и командирам корпусов, которые являются главными нарушителями указанного приказа, прикрывающих нарушение приказа №306 и боевого устава пехоты термином «глубокие боевые порядки».), путем эшелонирования боевых порядков дивизий в глубину, расходовать эти дивизии по частям, не используя их полной ударной силы.

7) При планировании и проведении артиллерийского обеспечения операции, в первую очередь учитывать возможности полного подавления на необходимое время и частичного уничтожения артиллерийских и минометных батарей противника, как главных истребителей нашей пехоты. При господстве на поле боя артминометного огня противника атаку пехоты и танков запретить.

8) Для борьбы с самоходными орудиями и танками противника, являющимися пока что у нас основным «пугалом» нашей пехоты в глубине обороны противника, необходимо создать специальные части, вооруженные самоходными орудиями и танками, которые бы сопровождали наступающую пехоту, с задачей уничтожения танков и самоходных орудий противника, действующих небольшими группами против нашей пехоты. Противотанковую артиллерию стрелковых дивизий передвигать малыми танками или специальными бронетранспортерами, чтобы обеспечить движение орудий ПТО в боевых порядках пехоты.

9) Использование танковых соединений в лесисто-болотистой местности (белорусские леса и болота) запретить.

10) За каждую из проведенных операций требовать специальный письменный отчет командарма с заключением лично не заинтересованных (нейтральных) лиц. Это повысит ответственность, расширит оперативно тактический кругозор высшего командного состава и поможет своевременно вскрывать допущенные недочеты и ошибки, а также учитывать их в дальнейших боевых действиях

С искренним приветом,
Полковник Илл. Толконюк.

Начальник оперативного отдела штаба 33-й армии полковник
Толконюк Илларион Авксентьевич.
Действующая армия 30 марта 1944 года.

Небольшой комментарий. Позднее И.А.Толконюк служил начальником оперативного отдела в 8-й гвардейской армии Чуйкова. Т.е. по башке за правду матку ему не дали, скорее наоборот. Написанное тов. Сталину в общем виде имеет доказательную базу в лице нескольких страниц с таблицами боевого состава, потерь итп.

http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=8283 Тихмяновская высота

Если читать поглядывая на карту то высотка почему-то оказывается низиной!? Хотя если стоять на той высотке, где ныне установлен памятник, открывается отличный обзор аж до левого берега р.Черница. И за осавление такой высотки (если она действительно была нашей) комдива надо в штрафбат.

Метель бушевала последние две недели зимы. А когда наступил март, началось таяние снега. Теперь воевать стало совсем невозможно. Красная Армия отвела свои танковые соединения назад. Обе стороны готовились к позиционной войне в грязи.

152 (Можайский) УР МЗО, сформирован в январе 1942, входил в состав МЗО до марта 1943 года. Командование 152 укрепленного района:
Комендант — Зорин Николай Тимофеевич, полковник, до назначения на должность – начальник штаба 157 Московского УР.
Зам. по ПЧ — Шилович Петр Максимович, п/п-к.
НШ — Блажко Павел Калинович п/п-к
Нач. оперативного отделения — Рябоконь Геннадий Данилович, капитан.

С марта 1943 152 УР включен в состав выведенной во второй эшелон Западного фронта 20 Армии. В июле вошел в резерв ЗФ, где находился до сентября 1943, когда действовал в составе 5 Армии и принимал участие в освобождении Смоленска, затем вновь выведен во фронтовой резерв. В октябре-декабре периодически входил в состав 10 гв. Армии и фронтовой резерв. С декабря по май 1943 в составе 31 А (ЗФ, 3 БелФ). В мае-июне в составе 5 А 3 БелФ, затем занимал оборону в районе оз. Ситнянское (к северо-западу от Красное, район севернее Минской автострады). 12-13 июня 1944 с выходом в этот район управления 11 гв. Армии (в преддверии Белорусской операции) УР включен в ее состав.
В Белорусской операции действовал на правом фланге 11 гв. Армии (ударная группа — четыре батальона — на фронте оз. Зеленское, Озерище), действуя на Самостойка, Украище. В первый же день наступления 22 июня прорвал оборону противника на участке по фронту 3 км и в глубину 2 км. В июле 152 УР выведен во фронтовой резерв и в августе включен в состав 39 Армии, в составе которой принимал участие в Каунасской и Восточно-Прусской операции, все время действовал совместно или в составе 113 ск. В Каунасской частью сил принимал участие в освобождении Рассейняя. В Восточно-Прусской операции действовал на северном фланге 39 Армии в направлении на р. Инстер. 17 января одним батальоном форсировал р.Шешупа и другим очистил Сударги, остальными силами (совместно с 113 ск) действовал на Ладзенен. Выполняя приказ командарма-39 18 января очистил Ладзенен и продолжил наступление. К 21 января вошел в состав 31 Армии. В конце января 1945 выведен во фронтовой резерв. В феврале включен в состав 48 Армии, где и находился до конца войны.
Состав: 164, 346, 367, 379, 380, 390, 391 опаб, 264 орс.
367 опаб получил в сентябре 1943 года почетное наименование «Смоленский».
Командиры:
с 13.08.1942 по 31.05.1944 — Зорин Николай Тимофеевич, полковник
1.06.1944 по 1945 — Клец Александр Емельянович, полковник
1945 до момента расформирования — Соболев Михаил Иванович, полковник.
Зорин Николай Тимофеевич, 1901 г.р., уроженец г. Челябинска, из рабочих, русский, полковник.
Член ВКП/б/ с 1917 года, в РККА с 1918 г., призван Челябинским ГВК, образование общее – 7 классов, военное – ВА им. Фрунзе в 1940 году.
Участник Гражданской войны против банд Дутова в 1918 году, против Колчака в 1919 году, в ВОВ с 1.09.1941 года.
До ВОВ — начальник группы 41 и 37 пограничного отрядов, помощник начальника 42 Джебраильского и начальника 21 Пограничного отрядов .
Начальник штаба Западной группы МЗО с 17.10.41 по 12.19.41г.
«Честно и добросовестно относится к порученному делу, сколотил штаб группы и оказал помощь вновь сформированным штабам дивизий»
Начальник штаба 157 УР с 01.1942 по 13.08.1942 г.
Комендант 152 УР с 13.08.1942 по 31.05.1944г. «Умело и решительно руководил ОПАБ Ура, по обеспечению флангов 5 армии, быстро маневрировал батальонами в полосе наступления, организовал форсированный марш батальонов, успешно форсировал р. Днепр и содействовал освобождению г. Смоленска».
заместитель командира 215 сд с 31.05.1944 по 23.02.1945
командир 63 сд (2 ф.) с 09.02.1945 по 16.02.1945, полковник;
командир 144 сд с 23.02.1945 по 3.09.1945.
http://obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=Z/011/033-0011459-0161/00000264.jpg&id=69868362&id=69868362&id1=083949fe9c2416f864ded56272d83e99

Товарищи! Приобрел значек 152 Ветеран 152 Краснознаменного укрепрайона. Расскажите что-нибудь об этом Укрепрайоне.

Это один из УР МЗО, сформирован в январе 1942, входил в ее состав больше года. С марта 1943 (предположительно 13-го марта) включен в состав выведенной во второй эшелон Западного фронта 20 А. В июле (предположительно 22-го июля) вошел в резерв ЗФ, где и обретался до сентября 1943, когда действовал в составе 5 А и принимал участие в освобождении Смоленска, затем вновь выведен во фронтовой резерв. В октябре-декабре периодически входил в состав 10 гв.А и фронтовой резерв. С декабря 1943 по май 1944 в составе 31 А (ЗФ, 3БелФ). В мае-июне в составе 5 А 3 БелФ, затем занимал оборону в районе оз.Ситнянское (к северо-западу от Красное, район севернее Минской автострады). 12-13 июня 1944 с выходом в этот район управления 11 гв.А (в преддверии Белорусской операции) УР включен в ее состав.
В Белорусской операции действовал на правом фланге 11 гв.А (ударная группа — четыре батальона — на фронте оз.Зеленское, Озерище), действуя на Самостойка, Украище. В первый же день наступления 22 июня прорвал оборону противника на участке по фронту 3км и в глубину 2км. В июле выведен во фронтовой резерв и в августе включен в состав 39 А, в составе которой принимал участие в Каунасской и Восточно-Прусской операции (и, насколько можно судить, все время действовал совместно или в составе 113 ск). В Каунасской частью сил принимал участие в освобождении Рассейняя. В Восточно-Прусской операции действовал на северном фланге 39 А в направлении на р.Инстер. 17 января одним батальоном форсировал р.Шешупа и другим очистил Сударги, остальными силами (совместно с 113 ск) действовал на Ладзенен. Выполняя приказ командарма-39 18 января очистил Ладзенен и продолжил наступление. К 21 января вошел в состав 31 А. В конце января 1945 выведен во фронтовой резерв. В феврале включен в состав 48 А, где и находился до конца войны. Это то, что мне удалось собрать, какие-то из переподчинений возможно выше не отражены.
Командиры: на сентбярь 1943 — п-к Зорин Николай Тимофеевич, на август 1944 — п-к Клец Александр Емельянович, на январь 1945 — п-к Соболев Михаил Иванович.
Наконец, по томским товарищам, в состав УР входили 17, 504, 505, 506, 508, 510 и 511 опаб, 264 орс. Однако я бы им не доверял. Во-первых, непонятно каким боком 152 УР к освобождению Гомеля (а сквозная нумерация делает маловероятным, скажем, переподчинение 506 опаб из другого УР). Во-вторых, известно что одним из опаб 152 УР был 367 опаб, получивший в сентябре наименование Смоленского.367-й отдельный пулеметно-артиллерийский батальон майора Савенко

Открыть ветвь дерева

Добавить комментарий